Кейс 4. Не попал в любимчики, или Гонка за сильным учителем

Афанасьева Е. К.

Я начала с проблематичного кейса не случайно. Его логическое и удачное завершение будет во втором кейсе, но с немного другим составом участников.

Обстоятельства:

Вынужденный переход ребенка в новую школу из-за переезда.

Участники:

  • Тимофей: мальчик 10 лет, с повышенной тревожностью, нестабильной познавательной активностью, неторопливый, впечатлительный, эмпатичный,  самодостаточный, в критических случаях проявляет агрессию. С первого по третий класс не очень хорошо ладил с коллективом, но в целом в школу ходить нравилось. Часто дрался с мальчиками, предпочитал дружить с девочками. В целом отношения с классом были неровными, но при этом он был желанным гостем на Днях рождения одноклассников, и к нему на праздники приходили с удовольствием.
  • Мама: много работает, не сильно вникает в дела коллектива в школе. С сыном все время в контакте. Сама водит и забирает из школы, беседует с ним и узнает школьные новости в основном от него.
  • Учительница: молодая и амбициозная. Ее класс считается самым сильным среди других параллелей. При первом знакомстве создает приятное впечатление неравнодушного человека к детям и их обучению.
  • Одноклассники: 30 человек.

Место:

  • Новая школа: обыкновенная среднеобразовательная школа с высоким рейтингом по городу
  • Новый класс: Тимофей сюда пришел 31-ым ребенком

Проблема:

  Тимофея сначала приняли в классе хорошо, и в первой четверти он с удовольствием ходил в школу, а к концу года отношения испортились так, что дело дошло до серьезных драк и травли. Мальчик сразу после уроков бежал домой и не хотел никуда выходить. Хотя в начале года искал любой повод, чтобы остаться в школе подольше.

Ситуацию описывает мама ребенка.

Все началось с беседы с директором школы.

– Здравствуйте! Мы к вам в школу. По рекомендации.

– Да-да, звонили сверху, знаю. Опишите, пожалуйста, мальчика и скажите, к какому учителю вы хотели бы?

– Мальчик не гений, но учится нормально, если ему интересно. Он как ремень безопасности – нельзя сильно дергать – застопорится, но и если совсем не тянуть – так и будет стоять на месте. Творческий, самодостаточный, впечатлительный, часто «витает в облаках».  Поэтому нам нужен учитель, ориентированный на детей, на их понимание, а не на достижения. Нам пока нечего достигать в четвертом классе. И очень важно, чтобы был хороший дружный класс.

– Я вас понял. Алло? Анна Николаевна, здравствуйте! Возьмете к себе в класс мальчика?… Да-да, очень хороший, способный. … Ну вы же у нас лучшая, справитесь конечно!

– Ну вот, готово! Это наша лучшая учительница.

– Спасибо большое!

1 сентября. Тимофея представили классу. Учительница вызвала его к доске и спросила:

– Тим, а чем ты еще занимаешься кроме учебы?

– Я хожу в музыкалку – играю на кларнете, хожу на карате, на баскетбол, в театральную студию, рисую мультфилмы…

– Вот это да! Вот какой у нас появился замечательный Тимофей!

Конечно, это было не так. Тим просто растерялся и хотел показаться как можно лучше всему этому огромному классу, который он впервые видел. И выдал желаемое за действительное. На самом деле он в конце лета как раз решил, что заниматься в музыкальной школе больше не будет, а все перечисленное – это его новые желания. Но слово не воробей… Обратного пути не было.                              

Учительница обрадовалась, что к ней в класс попал вундеркинд.

         Если бы у нее был большой опыт и понимание, как дети ведут себя в критической ситуации, она бы, во-первых, не стала ставить его у доски в первый день, на первом уроке, а спросила бы с места (где ребенку комфортнее и спокойнее, не намного, но все же). Во-вторых,  поняла бы по позе, по тому, как Тимофей говорил, что его просто «несет» от стресса.

Тимофей  до этого три года учился в гимназии. Там у его учительницы был подход: не давить, не придираться к мелочам, а учить учиться и не отбивать желания. К третьему классу писал он некрасиво, но понятно. Не стремился за оценками, ему был важен процесс решения задач. Так как в гимназии в основном был проектный подход к задачам. То есть поставленную задачу рассматривали с разных сторон, делили на части. Большие сложные проекты делали совместно с одноклассниками. Дети учились работать вместе.

У новой учительницы был другой подход – все должно быть быстро и идеально. Важен результат, а не процесс. Все инструкции давались в приказном порядке. Тимофей старался изо всех сил. За месяц он исправил почерк, затем научился более-менее аккуратно вести тетрадь, но интерес  к урокам у него пропал. Времени ни на что, кроме учебы, не хватало. Поэтому все его желания ходить в кружки тоже пропали. В гимназии у него было по 7 уроков с большими переменами, домой он приходил в 4 часа дня. И после школы оставались силы и на музыкальную школу и на спорт. Здесь же было всего четыре-пять уроков, в обед он уже был свободен, но больше ни на что сил не хватало. К тому же учительница вместо рисования поставила еще одну математику, а вместо «проектных занятий» – еще один русский язык. «Дома порисуют, а нам надо учиться». Тимофей очень расстроился, потому что рисование было его любимым предметом и вообще временем, когда можно отдохнуть от рутины и дать волю воображению.

Сначала мама думала, что это период адаптации и не придавала большого значения усталости и апатии ребенка. Поддерживала морально, но при этом заставляла больше заниматься. К середине года Тимофей пришел домой с вопросом:

– Почему одни делают задания с ошибками и все равно получают пятерки, а другие, в частности я, стараются изо всех сил, делает две ошибки на все огромное задание, и получают тройку.

– Так, к сожалению, бывает, – ответила мама. – Но ты ходишь в школу не за оценками, а за знаниями. Просто делай как можешь, прикладывая максимум усилий, а дальше посмотрим. Что у тебя с отношениями в классе?

– Со мной почти никто не дружит и даже один мальчик сказал, чтобы я уходил из их класса. В старой школе, если у тебя была плохая отметка, тебе посочувствуют, ну или это было не так важно. А здесь стыдно, и ты как будто сразу слабак какой-то. 

         Мама пошла к учительнице.

– Анна Николаевна, что происходит? Почему Тим старается все больше, а оценки все хуже?

В глазах учительницы было разочарование. Она показала идеальные тетради других детей и посоветовала самостоятельно сделать вывод. – Тим может, но он мало трудится, – добавил она.

– Странно, он очень много занимается. Хорошо, мы будем стараться еще больше.

Через неделю Тим пришел с синяками. Сказал, что в шутку дрались и он упал. (С детского сада его учили не ябедничать). Еще через неделю позвонила мама одноклассника и потребовала компенсацию за разбитые очки ее сына. Затем Тим стал приходить со сломанными ручками и порванными тетрадями – одноклассники отнимали его вещи и портили. При подготовке к выпускному его не взяли ни в одну команду, а если и брали, то давали унизительные роли.

-Тим, что происходит? Почему, как думаешь?, – спрашивала мама.

– Не знаю… думаю, что не нравлюсь учительнице. Они команда, а я все время лишний. Она говорит, «раз ты такой творческий, вот и придумай что-нибудь». А я не хочу ничего придумывать. Я буду просто ходить на уроки и все, пока это не закончится. И пусть она и дальше всему классу показывает мои некрасивые тетради, мне уже все равно.

– Когда Тимофей пришел в рваных штанах и без самоката, который у него отняли одноклассники, мама снова пошла разбираться в школу.

Диалог с учительницей:

– Что у вас происходит, почему такая агрессивная обстановка? Дети в вашем классе знают, что вообще трогать человека без его согласия нельзя?  А бить и отнимать вещи – это полное отсутствие культуры и социальных норм! Тим говорит, что у вас тут сплошная гонка «кто умнее, кто быстрее». Почему дети все время дерутся? Это нездоровая атмосфера! Давайте их соберем и поговорим. Я не имею права делать замечания чужим детям. Но вы можете всех собрать и обсудить происходящее.

– Уже конец года и нет смысла разговаривать. У меня дружный класс. Давайте не будем портить разборками наш выпускной. Тим сам виноват. Он не вписывается в коллектив, плохо учится и дерется.

– В начале года все было нормально. А сейчас то, что происходит в вашем классе, угрожает его психике и здоровью. Он приходит в синяках. Вы не видите, что  у вас происходит с детьми?

– Я после уроков за детей не отвечаю! И они об этом знают.  Он сам виноват.  Пусть сами разбираются. Извините, у меня нет времени.

Вот и весь разговор.

Это была предпоследняя учебная неделя. На следующий день Тим пришел еще более расстроенный.

– Теперь она не только на меня ругается, но и на тебя. Я ее ненавижу.

– Как?

– На весь класс говорит,  что хватит тут драться и его (в смысле меня) трогать, а то ее уже достали Тимины родители.

Это был конец года, и решать уже было что-то поздно.

Анализ ситуации

  1. Ошибки начались еще с недопонимания в беседе с директором. Он выбрал лучшего учителя в школе по своим критериям, не учитывая особенностей ребенка. Школа очень большая, только начальных классов больше десяти. И конечно, у него физически нет времени вникать, как и какой ценой нагоняется высокая успеваемость, которая поднимает рейтинг его школы.
  2. Ребенка учителю представили как очень способного. Хотя успеваемость у него была средняя и учился он по другим стандартам и другой программе. У учителя были большие ожидания и полная неготовность плотно заниматься еще одним ребёнком. Класс слишком большой. Когда в классе уже 30 человек, как правило, в школах уделяют много внимания сильным ученикам, а остальных либо просто тянут оценками, либо навешивают ярлык «неуспешных», который так и будет держаться до средней школы.
  3. Учитель выбрал стратегию конкуренции, жесткого лидерства и иерархии. Кто хорошо учится, быстро и качественно выполняет задания, тот молодец и как бы стоит на высшей ступени. К тому же ему даны полномочия руководства в классе. «Слабым» ученикам назначается старший, который должен следить и руководить работой. Но дети в 9-10 лет без контроля взрослых не могут адекватно распоряжаться властью. Особенно, если они чувствуют полную беззащитность своего подопечного. Вот пример такого «наставничества»:  

         Тимофей пришел в очередной раз из школы расстроенный:

– Я получил тройку по математике, хотя решил все правильно, но некрасиво написал. Теперь я на каждой перемене и после уроков должен заниматься с Петей. Он мне дает примеры, а я решаю. Он все время на меня кричит. Я не успеваю отдохнуть, потому что у меня нет перемен. Он отнимает мои вещи и обзывает меня дураком. Жалуется Анне Николаевне, а она считает, что он прав.  Это невыносимо.

В классе при такой атмосфере дети пытаются не помочь друг другу, а только самоутвердиться и закрепить свой авторитет перед учителем. Потому что если ты его потеряешь, то можешь оказаться на месте «слабого».

         Еще один пример. Со слов Тимофея:

– Когда кто-то выходил к доске в старой школе, его все внимательно слушали, а учительница поддерживала. Если кто-то смеялся над твоим ответом, она говорила, что это не смешно. А тут когда ты выходишь к доске и стоит тебе запнуться, все смеются, даже учительница. А если не смеется, то ругается. Раньше мне нравилось отвечать у доски, а теперь я даже думать ни о чем не могу, кроме как «только бы не вызвали».

– Скажи им сам в следующий раз, что это не смешно, а глупо смеяться над человеком.

– Я говорил. Меня побили. Никто не хочет, чтобы его считали глупым.

Как быть в данной ситуации? Сказать учителю, что это вредит не только жертве, но и остальным детям? Но как сказать это учителю с очень большим авторитетом в школе. Она считает себя профессионалом и переубеждать такого человека бесполезно. Можно лишь услышать ответ: «вас тут никто не держит, зачем вы вообще пришли в наш класс».

4. Ситуацию осложнял статус «новенького». Во-первых, родителям не понравилось, что в классе появился еще один человек. Хотя при личной беседе с каждым родителем о Тимофее все отзывались хорошо и говорили, что они рады ему. Но на собраниях, когда поднимался вопрос конфликтов, учительница резко их пресекала. Ее позиция была: обижают, значит есть за что. «Мы тут не для выяснения отношений, а для решения организационных вопросов».

Во-вторых, мама Тимофея чувствовала себя неуверенно – в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

 Попытки  решения проблемы и их анализ

         Полная картина происходящего в классе нарисовалась уже ко второму полугодию. И это конец начальной школы.

  • Переводить снова ребенка другой класс посреди года – еще один стресс. Хотя судя по стратегии учителя именно этого она и добивалась.
  • Беседы родителей с учителем. После каждого такого разговора ситуация только ухудшалась.
  • Беседа с директором школы. Не состоялась, так как показалась бессмысленной. Он же отправил мальчика к «лучшему учителю». И никто не жаловался, значит, наварное, что-то не так с мальчиком.
  • Выложиться Тимофею на 100 процентов и учиться хорошо. Он сдал итоговые экзамены на все пятерки. Но и это разочаровало учительницу. Она его не похвалила, а сказала «Как это у тебя получилось?!» Для Тимофея это была маленькая победа. Он сдал независимые экзамены, которые невозможно оценивать субъективно (некрасивый почерк, неаккуратно написано, не то слово употребил и т.д.) на отлично. (Далеко не все «отличники» класса так справились с этим экзаменом. Как потом показала средняя школа, многие из них оказались не отличниками.) Но это была его личная победа. На отношения в классе это не повлияло, но очень помогло самооценке.
  • Забрать из школы на домашнее обучение и сдать самостоятельно экзамены. Затем прийти уже в следующий – пятый класс, где будут новые учителя, и постараться по-новому выстроить отношения с классом. Мне этот вариант не очень нравится, потому что он учит отступать от сложных ситуаций, а не пытаться их решить, преодолевая неудобства, плохие взаимоотношения. Он может выработать неправильную жизненную стратегию: сложно, не получается – бросай и уходи.
  • Поддерживать ребенка дома. Обсуждать с ним происходящее. Использовать ситуацию (которой, конечно, лучше бы не было) для жизненных уроков на будущее, и для формирования жизненных ценностей (самоутверждаться только за счет собственных достижений, а не за счёт слабости других людей; не оскорблять, видеть за словами человека его истинные желания)…  Обсуждать, как можно поступать в конкретных случаях. Если родители ребенка – это значимые взрослые, то они могут поддержать самооценку ребенка, помочь ему пройти этот сложный период.
  • Разделить понятия получения знаний и отношений в коллективе.

Заключение:

         Тимофей прошел это испытание на прочность. Он открыл для себя  неприятные стороны жизни, которая до этого была более радужной и беззаботной: 

  • взрослые тоже могут быть неправы. До этого у него был непререкаемый авторитет старших. Дома часто слышалось: нет, Елена Борисовна говорит, что это так. Ничего ты, мам не понимаешь; 
  • внешне сильные люди внутри могут быть слабыми и идти на все, чтобы не показать этой слабости; и указывать им на эту слабость опасно;
  • быть честным, открытым и добрым очень трудно, но оно стоит того. Потому что тебе не стыдно за свои поступки;
  • не всегда бывает комфортно находиться с неприятными тебе людьми и параллельно решать свои задачи, но навык такой необходим;
  • нет плохих людей, бывают люди, которым плохо. Потмоу что когда человеку хорошо и  спокойно, он не будет самоутверждаться за счёт других, кого-то оскорблять и унижать. Это был самый трудный вывод. Сложно поверить в то, что отличнику, лидеру, которому все можно, может быть сейчас плохо. Или учительнице, которая может критиковать и унижать ребенка перед всем классом. Тим не раз себе представлял ситуацию, что, например, у Анны Николаевны день рождения. Ее поздравляют, делают комплименты и у нее вообще сегодня все хорошо. Разве станет она на кого-то кричать?
  • быть хорошим лидером очень трудно

И много еще выводов было сделано. Хорошо, что это был довольно короткий период, и Тимофей смог действительно осознать часть из них.

Вывод:

         Ни о какой социальной успешности речи быть не может, когда в травле ребенка виноват учитель. Стратегия конкуренции, направленная исключительно на результат, разрушает коллектив. Она может быть хороша в спорте, но никак не в школьном классе. Такой подход создает нездоровую атмосферу, и вырабатывает неправильные жизненные ценности.  

2. Кейс с успешным исходом. Он же –  продолжение первого кейса.

Новый учитель – новые правила.

Участники все те же, кроме учительницы.

Новый участник: классный руководитель Екатерина Борисовна.        

Тимофей перешел в пятый класс. Он надеялся на то, что за лето страсти улягутся, и ребята, как в прошлом сентябре будут дружелюбны. Первые две недели все привыкали к новой обстановке – новые учителя, новые предметы… В классе происходил хаос. Дело в том, что с другими педагогами изменилась и картина успеваемости. Многие отличники стали учиться на тройки, а те, кто считался слабым, наоборот подтянулись по оценкам. Старая система иерархии в классе больше не работала, а другой не появилось.

 Через две недели Тимофей пришел с порванными тетрадями, в синяках.

Мама подняла вопрос среди родителей, попросив их объяснить детям, что никто никого не имеет права бить, брать чужие вещи, и оскорблять. Классный руководитель вызвал на собрание учеников, их родителей и стал подробно разбирать ситуацию. Кто, кого, почему ударил. Задавала им вопросы, заставляя отвечать друг другу.

– Тимофей, почему ты ударил Ваню?

– Потому что он  с Петей и Васей зажали меня в углу и стали бить. Я защищался.

– Петя, почему ты напал на Тимофея? К тому же вместе с Васей?

– Потому что Тоня нам сказала, что Тимофей ее обижает.

– Тоня, как тебя обижает Тимофей?

– Не знаю… Он меня обозвал.

– Тимофей, почему ты обозвал Тоню?

– Потому что она меня дразнила из-за Ани и смеялась надо мной. А мы с Аней дружим…

– Тоня, как ты думаешь, хорошо смеяться над дружбой и чувствами людей?

– Нет…

– Тим, как тебе помогло то, что бы обозвал Тоню?

– Никак.

– Петя, Вася и Ваня, разве хорошо бить человека?

– Нет…

– Коля, ты видел, что происходит, почему ты никак не повлиял на ситуацию?

– Я считал, что они правы.

– Разве правы трое человек, нападающие на одного? Ребята, теперь вы видите всю картину целиком. Один посмеялся над чувствами другого , и к чему все это привело. Если вы не научитесь уважать или хотя бы терпимее относиться к другу другу, вы никогда не сможете стать командой. Вам вместе еще долго учиться. Нравится вам быть вместе каждый день в такой атмосфере?

– Нет…

– Давайте это исправлять.

В конце беседы ребята извинились. Родители, увидев картину целиком, тоже перестали ругаться, защищая каждый своего ребенка.

Классный руководитель еще пообщалась с родителями.

– Екатерина Борисовна, это происходит уже давно. Но чем старше они становятся, тем агрессивнее настрой. Если так дело пойдет дальше, они не смогут учиться вместе и может дойти до серьезных травм. Давайте что-то сделаем. Как нам изменить атмосферу в классе?

–  Я вас поняла. В ближайшее время я проведу с ним беседы и проведем командообуразующи игры.

После этой «очной ставки» ребята перестали драться и конфликтовать. Возможно, они не хотели больше подобных собраний.

В конце четверти Екатерина Борисовна провела чаепитие и мини-тренинг на командообразование. Ситуация в классе изменилась на следующий день. Дети стали лучше учиться, больших конфликтов не было. Класс с нетерпением ждал нового чаепития.

Классный руководитель периодически практиковала подобные мероприятия. Под новый год она провела игру «Тайный друг». Детям раздали подробные анкеты с вопросами типа, твой любимый цвет, твои хобби, твои любимые игры и так далее. Заполненные анкеты перемешали и раздали детям. Ориентируясь на эти ответы, они должны были подготовить подарок. Новогоднее чаепитие получилось замечательным. Дети узнали друг друга лучше, чем за предыдущие четыре года. К сожалению, не все отнеслись к заданию с подарком ответственно, но в любом случае это был большой сдвиг в отношениях ребят.

         Результат действий классного руководителя:

         Тимофей стал спокойнее, у него появилось больше сил, прошла апатия. Отличником он не стал, осваивал учебную программу в своем темпе. Но при этом он возобновил занятия спортом, пошел в театральную студию и на дополнительные занятия по английскому. Он вернулся в активный темп жизни, так как конфликты и стремление за идеальными чужими результатами больше не отнимали ресурсы.  

         Анализ и выводы:

         В дружной атмосфере дети гораздо лучше учатся. При этом мотивация к учебе не пропадает. В обстановке взаимоуважения дети, у которых с успеваемостью плохо, не чувствуют себя плохими. В результате в классе стало меньше агрессии.  К тому же из этой позиции детям проще найти свое комфортное место в коллективе. Кто хочет, может оставаться лидером, но лишь за счет лидерских качеств, а не за счёт учительского авторитета и распределения иерархии. 

Отстающие в любом случае ориентируются на успевающих, при этом не чувствуют себя слабыми и беспомощными.

Дети все равно делятся на небольшие кланы и дружат друг с другом по интересам. Невозможно сделать друзьями 30 человек.

Школа оказалась вовсе не сильной, как было указано в рейтингах. Как и в большинстве учебных заведений, лишь отдельные педагоги действительно качественно преподавали свой предмет. Когда встал вопрос о переходе в другую школу, Тимофей отказался от этого варианта. Сказал, что ему очень нравится их классный руководитель, к тому же она интересно преподает русский и литературу.

Есть и побочный эффект от всей этой ситуации. При переходе в новую школу он получил сильный отрицательный опыт. И повторять он его не хочет. Возможно, когда Тимофей станет старше, психика окрепнет и он будет более уверен в себе, ему будет легче приходить в новый коллектив, но пока к большим переменам он не готов.

Тимофею еще помогло, что он самодостаточный мальчик и не сильно зависит от коллектива. Но любой человек, особенно если он ребенок, может пострадать от неправильных действий руководителя. К тому же дети находятся в беззащитной позиции. У них, в отличие от взрослых, нет выбора ходить или не ходить в школу, они не могут самостоятельно выбрать себе учебное заведение. И все, что они могут делать – это приспосабливаться к существующим обстоятельствам. Больше преимуществ у детей, родители которых могут увидеть ситуацию глазами ребенка, понять его, поддержать и как-то повлиять на ситуацию. Разобрать с ним его сильные и слабые стороны и тактику действий в том или ином случае.

Есть и обратная сторона медали. Дома дети себя ведут одним способом, а в коллективе – другим. Часто бывает так, что звонишь родителям мальчика, с которым у твоего сына был конфликт, описываешь ситуацию со слов своего ребенка конечно. А она описывает ситуацию со слов своего. Получается, что и тот и другой  – самые добрые, отзывчивые и никогда не дерутся. И родители, как правило, в конфликтах своих детей видят жертвами или пострадавшими, но никак не зачинщиками. Именно поэтому нельзя допускать разжигания страстей до накала и травматизма, а разбираться с каждой ситуацией сразу и всем вместе. Как и поступила новая классная руководитель Тимофея.

Еще один вывод из этих двух кейсов такой: старший должен быть спокоен и нейтрально настроен, исходить из позиции уважения чувств детей. Никто и никогда не обижает другого просто так. Всегда есть причина, и далеко не всегда она лежит на поверхности. Рядом с неравнодушным лидером дети чувствуют себя уверенней, больше рефлексируют по поводу своих поступков.                                  

Негативные чувства часто бывают хорошим двигателем на пути  к результату. Но не в случае детей. Это разрушает их самоценность. Взрослые гораздо чаще, чем им кажется, используют тактику соперничества с раннего детства. «Посмотри, как Маша хорошо кушает, а ты сидишь ложкой ковыряешь». Вывод: Маша для мамы хорошая, а я плохой, потому что не хочу есть. «Вот Петя играет и не плачет, а ты ревешь из-за какой-то ерунды». Вывод ребенка: Пете хорошо, вот и играет, а мои чувства неважны. И так далее. Кроме своей незначительности и злости эти сравнения ничего не вызывают. А во взрослой жизни человек не понимает, что нужно конкретно ему, чтобы быть счастливым. Машина как у Пети есть, работа как у Васи тоже есть, но человеку все равно плохо. И это вряд ли сложно назвать социальной успешностью.

 Не все дети хотят и могут быть лидерами. И если у ребенка есть творческие способности, это вовсе не значит, что он будет рисовать за весь класс лучшие стенгазеты или ставить самые интересные номера для выпускных выступлений. Педагогу нельзя сваливать на детей ответственность за свои достижения перед школой на детей. Гораздо эффективнее будет просто уважительно относиться к личности ребенка и понять, что нет плохих людей, но есть люди, которым плохо. И с этого начинать свою педагогическую деятельность с детьми. А там и все остальные достижения подтянутся.

Просмотров: 218