Кейс 1. В начале пути

Моя хорошая знакомая, Ольга Викторовна, работает учителем начальных классов в одной из московских школ. Свою работу она любит и иногда рассказывает необычные истории из своей профессиональной жизни.

В этом году Ольга Викторовна в очередной раз взяла 1 класс, и от новых учеников историй у нее только прибавилось. “Маленькие детки такие смешные и забавные, они только пришли в школу, ничего не знают, прямо, как котята слепые. От этого и смешные такие”, – говорит она.

Но в последний раз у нее случилась довольно невеселая история. Прихожу как-то к ней домой, а она ходит какая-то озадаченная, задумчивая, сразу видно, что ее что-то беспокоит. Не долго думая, решила спросить в чем всё-таки дело.

“Ты же знаешь, что я взяла 1 класс?”, – начала свой рассказ Ольга Викторовна. – Я с каждым разом всё больше удивляюсь, о чем думают родители, воспитывая своих детей?”.

“Что у нее приключилось?” – пронеслось у меня в голове. То, что в последнее время родители в большинстве случаев не уделяют своим детям должного внимания и перекладывают проблему воспитания на педагогов, – это понятно всем. Ольга Викторовна – педагог, и уж ей-то должно быть об этом известно. Значит дело в другом, тогда в чём? Я попросила Ольгу Викторовну рассказать все от начала до конца со всеми подробностями. Если у нее и правда какая-то проблема, так будет легче ее понять и, возможно, я смогу ей что-нибудь посоветовать. В итоге я услышала следующее…

В 1 классе учится мальчик Дима. Он из многодетной семьи. Все дети в семье, а их было трое, от разных отцов. В данный момент всех детей воспитывает мать с новым мужем. Мама славилась не очень хорошей репутацией школе. Как оказалось, она сама училась здесь, а теперь настала очередь отправить старшего ребенка в 1 класс. Дима практически не отличался от остальных детей. Всегда тянул руку на уроке, был очень любознательным мальчиком, всегда готовым к уроку, опрятным, общительным, но только очень медлительным. Нет, это не касалось письма, чтения или счета. В этом у него проблем не было. Но вот собраться на улицу, переодеться на физкультуру – это было что-то. Но это не самое важное в характеристике Димы.

Всё началось с мелочей, которые вначале никто не заметил. Однажды Дима пришел в класс перед занятиями с пирожком в руке. “Какой у тебя большой пирожок! Откуда он у тебя?” – поинтересовался учитель. “Купил! Мне мама дала деньги, и я купил!”, – сказал мальчик. Вскоре последовал звонок самой мамы, которая хотела поинтересоваться, дошел ли ее сын до школы. Ольга Викторовна без задней мысли ответила: “Да, купил пирожок в буфете, приготовился к уроку, теперь перекусывает и ждет звонка”. Как оказалось позже, никаких денег мама ребенку не давала. Он сам взял их с полки дома без спроса. Уж очень ему хотелось купить что-нибудь в буфете, как это зачастую делали другие ученики. Об этом инциденте давно забыли, но вдруг случилась проблема посерьёзнее.

Ольге Викторовне ученики приносили деньги на завтраки. Она их аккуратно складывала в отдельный кошелек, который прятала в ящике стола за бумагами и записывала, кто и сколько ей сдал денег. Несколько месяцев все так и происходило, пока однажды не случилась крайне неприятная история. Ольга Викторовна хотела заплатить за завтраки и заодно проверить общую сумму собранных денег. И тут оказалось, что не хватает 500 рублей. Она в ужасе начала вспоминать весь день в школе. Может быть, она их убрала в другое место, куда-то переложила… Все попытки оказались тщетны. В этот момент в класс на перемене вбегает Дима с купюрой в 500 рублей в руках. На вопросы, откуда эти деньги у него, мальчик отвечать не стал. Учительница, недолго думая, решила всё рассказать родителям, чтобы они провели воспитательную беседу.

На следующий день Дима пришел в школу очень расстроенный и мрачный. С одноклассниками он не общался, весь день сидел за своей партой и ни на что не реагировал, на уроках был очень вялый и отвечать не хотел. В конце дня Дима сам подошёл к Ольге Викторовне и сказал: “Простите, меня, пожалуйста, я больше никогда не буду красть деньги и, вообще, больше не буду воровать. Это плохо, я понял. Пожалуйста, не рассказывайте больше ничего папе, а то он бьёт очень больно. Пусть лучше мама со мной разговаривает”. Такая речь просто шокировала учительницу. Действительно ли правильно она сделала, что рассказала все родителям? Может быть ей стоило поговорить с ребенком самой? Возможно проблема была бы решена менее жестоким способом. Когда она проводила мальчика к родителям, отвела в сторону отца и попыталась тактично намекнуть, что бить ребенка – не выход из ситуации. Отец, точнее, отчим, лишь сказал: “Если у него в 7 лет такие наклонности, что будет дальше. А вдруг он в следующий раз украдет 1000, 5000, 10 000? Кто будет нести за него ответственность? Зато будет знать с самого начала, что не хорошо так вести себя. Нам не надо советовать, как поступать с ребенком. Вы, главное, вовремя докладывайте, что он натворил, а мы уж сами разберемся!”.

И вот теперь Ольга Викторовна в сомнении:

  1. Стоит ли родителям говорить о подобных ситуациях?
  2. Имеет ли право учитель вмешиваться в семейной воспитание?
  3. В действительности ли Дима понял, что красть плохо, или же он просто испугался и будет бояться лишь того, что родитель узнает о его проступках?

 

Просмотров: 622