Кейс 1. Можно ли бороться с буллингом?

Елена, слушательница курсов

профессиональной переподготовки

История такова: представим себе, что некая девочка Нина переходит в новую школу. Причины вполне классические: в какой-то момент стало понятно, что объем знаний, предлагаемый в предыдущей школе, недостаточен. Проще говоря, девочка Нина оказалась слишком умной, поэтому ее родители решили подыскать ей новое учебное заведение, которое соответствовало бы ее интеллектуальному уровню.

Казалось бы, описанная ситуация довольно обыденна: девочка Нина трогательно прощается со всеми своими одноклассниками, раздает обещания вечной дружбы своим школьным подругам, выслушивает тираду завуча о том, что обратно ее «такую-сякую» уже никто не примет, поэтому пусть она «катится во все четыре стороны» и больше не возвращается ни-ког-да.

И девочка Нина катится. Катится прямо на первосентябрьскую школьную линейку. Туда ее провожает старшая сестра – выпускница этой школы. Старшая сестра, умница и отличница, учится теперь в МГУ. Значит, школа хорошая. Значит, девочка Нина тоже будет однажды учиться в МГУ. Логика проста и понятна. Темно-синяя юбка старательно выглажена папой, длинная коса аккуратно заплетена мамой. Однако на этом этапе логично выстроенный сценарий отчего-то дает сбой.

Табличку с надписью «8-В» держит маленькая сухонькая женщина — девочка Нина вручает ей белый букет хризантем. Больше никто цветов отчего-то не вручает.

Хорошенькая девочка с ярко подведенными глазами вскидывает бровь:

– Ты новенькая?

– Да, меня зовут Нина. – А тебя?

– Хорошая прическа. Тебе бы с Яном встречаться.

Девочка растерянно и смущенно озирается по сторонам, будто бы ожидая, что пресловутый Ян внезапно материализуется неподалеку. И ничего не говорит в ответ – что тут скажешь. Чуть позже она увидит Яна — лохматого и тощего мальчишку-изгоя — и поймет потаенный смысл фразы. А пока общий путь ведет прямо в актовый зал.

Девочки и мальчики друг от друга держатся обособленно. Девочка Нина внезапно видит мальчика, с которым они вместе сдавали экзамены. Тоже новенький! — радостно думает она. Перехватив его взгляд, приветственно машет рукой, тот почему-то отводит глаза. Первое сентября — долгий день. От школы до автобусной остановки новые одноклассницы идут слишком быстро, девочке Нине приходится практически бежать, чтобы завязать хоть какую-то непринужденную беседу. Беседа не завязывается.

Старая школа была прямо около дома — перейди узенькую дорожку, и вот ты уже на месте. Новая школа тоже недалеко — всего пара автобусных остановок, но выходить, конечно же, приходится раньше. Первый урок: физика.

— Привет!

Никакого ответа на приветствие не следует. Девочка Нина садится за первую парту, так как другие места заняты одноклассниками, а те, что свободны, красноречиво заняты сумками или рюкзаками.
По дороге в школу девочка Нина заходит в магазин и покупает детский Орбит. Заходит в школу, вешает в раздевалке свое пальто. Около кабинета стоит кружок девочек и кружок мальчиков. Девочка Нина очень бодро подходит к девочкам и широко улыбается: «Привет!», те странно смотрят и отходят в сторону. Она остается одна.

Откуда-то позади внезапно слышится: «О, привет! А я думала, что уже опоздаю». Запыхавшаяся девочка Марина стоит рядом и активно расчесывает пальцами темную прямую челку. На глазах у нее нарисованы широкие черные стрелки, лицо напудрено. Стоит, чуть покачивается на каблуках и вопросительно смотрит на Нину.

— А ты чего тут стоишь?

Кивает на кружок девочек, все еще неодобрительно разноцветными глазами косящийся в их сторону.

— Они от меня отошли, а я тут осталась.

— А, понятно. У меня тоже такое было. Я сюда в пятом классе пришла. Была такая правильная-правильная, они тоже меня не взлюбили. А потом я пришла такая: в мини-юбке, на каблуках. Ну, и накрасилась, конечно. Короче, все вопросы отпали. Ты попробуй — покажи им, что ты нормальная.

Весь школьный день Нина и Марина сидят вместе. Марина кажется абсолютно бесстрашной, ей все равно, что подумают девчонки. Другое дело — мальчики. Уже пару раз они порывались проводить Нину домой после школы. Пишут сообщения вечером: как дела? как дела? Один даже около дома как-то раз крутился. А в школе ни слова не говорят. Не замечают, как будто ее и нет. Девочки, конечно, тоже пишут сообщения. Настойчиво просвещают девочку Нину, что она выглядит не так, говорит не так, что она всем противна, никто ее не любит: «Если ты еще раз подойдешь к нам со своей милой улыбочкой и скажешь «доброе утро», мы, блин, тебя побьем. Отвали».

Та самая хорошенькая девочка с ярко подведенными глазами сдвигает брови и зло смотрит исподлобья. Зовут ее Ксюша. Ксюша хуже всех. Еще есть Юля и Наташа и внушительных размеров девочка Настя, она носит высокие каблуки и обтягивающие платья, кричит «заткнись» даже, когда на нее просто случайно посмотришь. И есть Карина — с ней девочка Нина сидела на паре уроков, обычно она показывала ей свои фотографии на крошечном экране фотоаппарата. А потом их рассадили (из-за того, что смотрели фотографии), и теперь она крошит ластик и кидает в волосы Нины. Это происходит на уроке математики. Математику ведет сухонькая маленькая женщина — классная руководительница.

Классная руководительница сама одернула Карину, когда она стала стрелять бумажками прямо в голову девочки Нины: «Карина, тише!». А потом оставила Нину после урока, чтобы поговорить.

— Тебя не обижают?

— Нет.

— Точно?

— Да.

— Ну и замечательно!

Около кабинета стоит взволнованная Марина.

— Слушай, у тебя вещи в раздевалке?

— Да, а…

— Так. Давай, я спущусь и заберу твое пальто. Девочки думают, что ты ну это, того. Сдала их, короче. Они тебя на выходе поджидают.

— Но я ничего не сказала ей.

— Да? — Марина, казалось, удивлена — Ну, ты им этого все равно не объяснишь. В балетках пойдешь, переобуваться некогда.

Закончился шестой урок, на первом этаже толпа. Незамеченными они выскальзывают из школы, и идут непривычным маршрутом.

— Слушай, ну тебе сложно что ли. Они всего-то хотят, чтобы ты была нормальная. А ты? Улыбаешься, доброе утро говоришь, одеваешься так. Ну вот что это за прическа?

Девочка Нина с сомнением смотрит на свою ярко-голубую жилетку и проводит ладонью по высокому хвосту. Нормальной надо быть. Впереди внезапно показываются знакомые фигуры. Одноклассницы подходят вплотную и начинают хищно кружить вокруг девочки Нины. Сердце останавливается, дурацкая улыбка не сходит с лица — уголки губ дрожат и опускаются вниз.

– Сегодня драки не будет. Пока что. Но еще раз, и тебе конец, -предупреждают одноклассницы.

— Мама, они меня поджидали около школы.

— Надо быть сильнее, надо не обращать внимания — подумаешь, дуры.

Старшая сестра вечером расхаживает по комнате и говорит чересчур громко: — Вот подонки! Да я бы им…

На следующий день у девочки Нины день рождения. Она не пойдет в школу. Пару раз еще появится там, а потом сляжет с воспалением легких. А еще через пару недель узнает о дополнительном наборе в еще одну школу — она уже совсем далеко от дома, ехать нужно на автобусе и метро. Экзамены сданы успешно, класс состоит сплошь из новеньких. Первая неделя почти целиком неучебная — каждый день какие-то новые психологические тренинги. Тренинги не нравятся никому, все фыркают и не хотят ничего делать. Обсуждают, какая же это все-таки дурацкая затея, и вместе над этим смеются: а помнишь? а ты видела, что? да это вообще бред какой-то!

Нина еще получит пару сообщений от тех одноклассников, от хорошенькой девочки с ярко подведенными глазами: мы все прыгали от радости, когда узнали, что ты ушла! Но, в сущности, девочке Нине это уже почти безразлично. В классе двадцать пять человек, которые перед кабинетом стоят шумной толпой.

Часть 2

Ситуация буллинга всегда неоднозначна — как лучше поступить, чтобы не травмировать ребенка еще больше? В данном случае перевод в другую школу стал безусловно спасительным вариантом. Это правильный поступок со стороны родителей. Однако в ситуации с ребенком чуть другого склада, она могла лишь навредить. Перевод в новую школу — очевидный стресс для ребенка, и, если он уже находится в состоянии стресса, это может лишь усугубить положение дел.

В описанном случае родители в конечном счете приняли единственно верное решение. Возможно, они могли бы более оперативно среагировать не ситуацию и не ограничиваться советами вроде: сами они дуры, не обращай внимания. Тем не менее, в ситуации, когда еще не совсем понятно, насколько серьезен конфликт, возникший между детьми, даже такой вид поддержки кажется логичным. Другое дело классная руководительница — мы видим, что ее сценарий поведения полностью противоположен тому, что она на самом деле должна была сделать, как педагог — человек, специально обученный для работы с детьми. Во-первых, ее первое решение: вызвать девочку на разговор при всем классе (что и послужило прецедентом главного конфликта) кажется очевидно неверным. Преподавательница должна была найти способ поговорить со своей ученицей в более камерной обстановке, найти какой-либо предлог для разговора, который не будет моментально считан другими детьми. И, конечно же, совсем некомпетентным видится диалог девочки Нины и классной руководительницы, которая ответ о том, что «все хорошо» находит удовлетворительным, таким образом перекладывая со своих плечей весь груз участия в представленной проблеме. Мы понимаем, что, разумеется, преподавательница должна была найти способ отвести девочку к школьному психологу, постараться создать комфортные условия в классе. В общем, взять свою ученицу под опеку — что входит в ее прямые обязанности. Увы, в данном случае элементарная поддержка не была оказана. А о психологе не шло даже и речи.

Таким образом, мы видим, что перевод в другую школу в данном конкретном случае был, пожалуй, лучшим вариантом решения проблемы. Однако следует принимать во внимание тот факт, что такой вариант не универсален. Впрочем, когда речь заходит о буллинге, универсальных способов решения проблемы не существует — следует отталкиваться от контекста и конкретного ребенка, попавшего в эту непростую ситуацию. Получается, основные этапы решения проблемы буллинга должны проходить еще до образования конфликта. То есть основная сила должна быть отправлена на предотвращение подобных проблем — это и предварительная работа каждого ребенка с психологом, и психологическое просвещение преподавателей: как себя вести в неоднозначных ситуациях, как можно помочь ребенку, оказавшемуся жертвой буллинга. В конце концов, любую болезнь лучше лечить на зачаточных этапах.

Просмотров: 1007

Кейс 1. Можно ли бороться с буллингом?: 1 комментарий

  1. С буллингом можно и нужно бороться. Если хотя бы треть учителей обратила внимание на эту проблему и вместо того, чтобы бессильно разводить руками, попыталась бы что- нибудь сделать, то я уверена – наш мир стал бы намного лучше и добрее!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *