Кейс 1. Семейные обстоятельства

Анастасия Сергеевна, учитель английского языка

С Димой я начала заниматься, когда ему было 8 лет. Он учился во втором классе и первый год изучал английский язык. Поскольку мать мальчика владеет только немецким языком, она не могла помогать сыну делать домашнее задание по английскому или проверять его. Отец, по словам матери, был загружен делами, поэтому не мог уделять внимание учебе сына, хотя хорошо знал английский язык. Репетитор должен был решить, по мнению мамы мальчика, все проблемы, связанные со школьными уроками по английскому языку.

С первого занятия Дима показал себя способным ребенком. Ему было интересно изучение языка, он хотел научиться разговаривать, читать и строить предложения. У мальчика с легкостью получалось практически все. С ним было очень просто работать. За урок мы успевали проверить задание, подготовленное к школе, а это было основное обязательное требование мамы мальчика, пройти новую тему, сделать тренировочные задания, прочитать и перевести текст, выписать новые слова и обсудить его.

Мы успешно занимались полгода. За это время у Димы не возникало проблем на уроках английского в школе. Мы опережали школьную программу на полгода вперед. На занятия я приносила с собой многочисленные дополнительные пособия и материалы, чтобы развить у мальчика интерес к предмету. Грамматика и лексика усваивались с легкостью. Если что-то не получалось, то мы тренировались на других заданиях. И мальчик стремился узнать новое и понять, почему все так, а не иначе.

После летних каникул меня снова пригласили заниматься с Димой. Я с радостью согласилась, поскольку мы нашли с ним общий язык и отлично ладили. Где-то на третьем или четвертом занятии я заметила неожиданную перемену. Занятия проходили два раза в неделю по 1,5 часа, дни были оговорены заранее. Когда я пришла в назначенный день домой к Диме, дверь мне открыла его мама. Не успела я переступить порог, как вместо «Здравствуйте» я услышала недовольный голос Димы: «Сейчас будет английский? … Ну вот…». Мама сделала сыну замечание и сказала, чтобы он поздоровался. Мальчик с неохотой доплелся до комнаты и сел за пустой стол. К занятию не были подготовлены ни учебники, ни тетрадь, ни письменные принадлежности. Я подождала, когда Дима подготовится к уроку, что заняло около 10 минут. Он бегал по всей квартире и собирал учебники и тетради, мама в это время, узнав, что он не подготовился к занятию, начала громко отчитывать мальчика. Когда все было готово, мы начали читать. Читал Дима с неохотой, запинался на каждом слове, хотя до этого он читал бегло и текст был не сложный. Я спросила у Димы, все ли в порядке, он сказал, что не выспался и устал. Я его подбодрила, и мы продолжили заниматься. Оставшаяся часть занятия прошла хорошо.

После этого такая ситуация периодически повторялась. Дима сильно изменился. Он перестал выполнять домашнее задание, стал каждые пять минут на занятии спрашивать, сколько времени осталось, и ныть, что он устал. Теперь мы едва успевали угнаться за школьной программой, потому что каждое занятие Дима намеренно тянул время. Я решила поговорить с мамой мальчика, чтобы разобраться в чем дело. Я рассказала о проблемах, которые возникли, о чем через 5 минут пожалела. Сразу после нашего разговора, мама позвала мальчика и начала его отчитывать при мне. Я стала участником неприятной сцены. Мама на повышенных тонах выпытывала у ребенка, хочет ли он учить английский, сказала, что она зря тратит столько денег на репетитора, спросила, будет ли он продолжать заниматься, или репетитору приходить не стоит. Дима пробубнил, что он хочет заниматься и будет стараться. Я не ожидала такого поворота событий, поскольку хотела лишь узнать у мамы, что способствовало потере интереса к занятиям.

Как я позже выяснила, отец Димы ушел из семьи как раз в конце каникул. Мама мальчика сильно переживала, практически каждый раз, приходя на занятие, я заставала ее с заплаканными глазами или выпившей.

Наше следующее занятие прошло достаточно хорошо. Мы разобрали новую тему по грамматике, выполнили задание на аудирование, побеседовали на английском, выполнили все запланированные мной задания.

Когда через месяц ситуация стала повторяться, то я решила поговорить об этом с мальчиком сама. Он пообещал больше стараться и не лениться. На занятиях он стал усерднее работать, пропала лень и недовольство. Но дома он не уделял английскому языку ни минуты времени. Что бы я ни задавала на  дом, ничего не было сделано. Новую лексику, которая на занятии записывалась в словарь, Дима не учил. Если я задавала на дом письменные упражнения, то мальчик говорил, что потерял тетрадь или не помнит, где он его делал. Если нужно было прочитать текст самостоятельно, то на занятии оказывалось, что он видит его впервые. Все это очень сильно мешало учебному процессу. Никакие разговоры с Димой, либо с его мамой не помогали.

В итоге, по инициативе матери мальчика занятия стали часто отменяться. За день до занятия мне звонила мама и говорила, что Дима очень устал, ему задали много уроков в школе, у него болит живот и т.д. В месяц стало пропадать больше половины занятий. Самостоятельно ребенок перестал заниматься окончательно. И на малочисленных занятиях приходилось повторять грамматику, которую проходили полгода назад и уже забыли из-за отсутствия практических занятий. Я стала всерьез задумываться о продуктивности моих занятий с Димой и, следовательно, о необходимости отказа от них.

Вопросы

  1. Действительно ли уход отца из семьи мог так сильно повлиять на отношение Димы к учебе? Или причина кроется в чем-то другом?
  2. Что должен делать учитель в случае отказа ученика выполнять домашние задания?
  3. Имеет ли смысл проводить дополнительные занятия с учеником, если результат этих занятий неочевиден?
  4. Могла ли я в этой ситуации каким-либо образом помочь мальчику?

 

Просмотров: 1386