Кейс 2. Должен ли Максим учиться в гимназическом классе?

Нина Николаевна, учитель истории

В ноябре текущего учебного года в нашей школе возникла проблемная, в некотором роде конфликтная ситуация, в которой я стала одним из ее участников. В школе четвертый год подряд формируются гимназические 5-е классы. Выпускников начальной школы, прошедших тестирование (психологическое и педагогическое), проявляющих гуманитарную направленность, зачисляют в гимназический класс, а остальных – в общеобразовательный. Так и в этом году было сформировано два класса. Я, учитель истории, работаю как в гимназическом, так и в общеобразовательном классах. Следует отметить, что программы по гуманитарным предметам отличаются и содержанием, и количеством часов, и учебными пособиями.

После ноябрьских каникул к директору школы пришла мама ученика общеобразовательного класса Максима и потребовала перевести ее сына в гимназический класс, мотивируя свое требование тем, что ее сын показал хорошие результаты обученности по результатам первой четверти и не желает учиться в «простом» классе, там ведь учатся «неподходящие» для Максима ребята. Директор школы стала объяснять маме, что ситуация у ее сына не такая уж успешная, скорее наоборот: отметки по девяти из одиннадцати предметов – «удовлетворительно», да и поведение Максима далеко от хорошего. Но переубедить маму не удалось: не помогли ни показанный ей журнал с отметками, ни убеждения в том, что программа обучения более сложная в гимназическом классе, ни другие доводы. Мама стояла на своем. Директор предложила ей выслушать мнения педагогов, работающих в классе, где учится Максим и придти с сыном на педагогический совет.

Необходимо более подробно рассказать о данном учащемся и его маме. Максим учится в нашей школе с первого класса и сразу же зарекомендовал себя как ребенок с девиантным поведением и низкой мотивацией к обучению. За четыре года его обучения в начальной школе мы, педагоги среднего и старшего звена, не раз слышали о нем и его грубости, драчливости, жестокости и эгоистичности. Занятия с психологом показали, что ребенок склонен к агрессии, этот факт неоднократно подтверждался его грубым и жестоким отношением к одноклассникам, причем после конфликта мальчик заявлял, что виноват кто-то другой, а мама вставала на сторону сына.

Познакомившись с ним поближе, уже на уроках в 5 классе, я тоже стала свидетелем высокомерного, часто грубого, заносчивого поведения Максима не только с товарищами, но и с педагогами. На урок ученик чаще всего приходит, не выполнив домашнего задания, во время занятия он обычно невнимателен и занят посторонними вещами: игрой в телефон, разговором с одноклассником и т.д. Услышав замечание, сразу же начинает кричать о несправедливости, о том, что придет его мама, о том, что я не имею права писать ему замечания в дневник и тому подобное.

Надо отметить, что невоспитанность Максима культивирует и поощряет его мама, которая, зная о проблемах с сыном, пытается обвинить кого угодно, лишь бы не выяснять причину такого его поведения. В ее понимании воспитание ребенка – это удовлетворение его материальных потребностей. У него есть все – дорогой телефон, компьютер, вещи, карманные деньги. Этого достаточно, чтобы ребенок не мешал маме заниматься своей жизнью. Максим, пользуясь тем, что внимание мамы к его жизни неискреннее, часто ее обманывал.

Как ученик он не обладает такими общешкольными умениями, навыками, способностями, которые позволили бы ему в дальнейшем успешно учиться. Внимание у него непродолжительное, память кратковременная. Ребенок недисциплинирован, легко возбудим, часто рассеян – все это препятствует успешности обучения. Техника его чтения находится на уровне второклассника. Для того чтобы прочитать параграф и понять содержание, ему требуется около часа, а чтобы пересказать или ответить на вопросы – еще столько же. При отсутствии контроля со стороны родителей он не выполняет домашнее задание, а удовлетворительные оценки получает за те задания, которые выполняет в классе. Примерно такая же ситуация и по другим предметам.

Мама и папа Максима находятся в разводе и живут отдельно. Отец практически не принимает участия в воспитании сына. Мама не работает и занимается собой, не уделяя воспитанию ребенка должного внимания. Придя на педагогический совет, она, выслушав мнение педагогов, была удивлена. Сын предстал в рассказах учителей совершенно не таким, каким она себе его представляла. Оказалось, что у сына было два дневника – один для школы со всеми записями учителей и настоящими оценками, подписанный им за родителей. А другой дневник был для мамы с хорошими оценками, которые он сам себе ставил. Это была не единственная ложь. Поначалу мама обвинила во всем педагогов, но после продолжительной беседы с учителями ей удалось объяснить, что мы не желаем Максиму зла и не относимся к нему с придирками, что необходимо усилить контроль над поведением сына, искренне интересоваться проблемами и успехами своего ребенка. Поняв истинное положение дел, мама Максима согласилась с доводами о том, что о переводе в гимназический класс говорить нецелесообразно, а есть необходимость в коррекции его знаний по многим предметам.

На мой взгляд проблемная ситуация была решена правильно. Ведь притязания мамы были основаны на ложных представлениях. Позиция педагогического коллектива была четкой, ясной и непредвзятой. Педагоги предъявили единые требования к учебному процессу, и именно их единое мнение позволило маме по-новому взглянуть на сына. Мне кажется, что мы правильно поступили в данной ситуации. Но ситуация возникла ведь не на пустом месте. Я считаю, что здесь есть некая доля вины учителей-предметников, а еще большая – классного руководителя, который, зная, что это за ребенок, не сумела наладить тесного контакта с родителями. Она не пригласила маму в школу ни разу за четверть, даже после ее отсутствия на первом родительском собрании. Видя асоциальное поведение Максима, не попыталась связаться с его мамой, ограничившись записью замечания в дневник. Я не снимаю и с себя долю ответственности: видя, что замечания не помогают, и то, что классный руководитель не оказывает должной помощи, необходимо было позвонить маме. У меня сложилось ложное впечатление, что она, зная о проблемах сына, игнорирует просьбы придти в школу. Оно было основано на том, что дневник был подписан (как впоследствии выяснилось самим учеником). Данная ситуация еще более убедила меня в необходимости тесного контакта педагога и родителей.

Однако есть нерешенная проблема в этой ситуации, которая меня волнует: как предостеречь себя от детского обмана и при этом не потерять веру в ученика, доверие к нему.

 

Просмотров: 385