Кейс 2. О педагогических стереотипах и их последствиях

Ирина Викторовна, студентка – практикантка

В школе, в которой я проходила педагогическую практику, 10 классы на уроках математики подразделялись на две группы, в каждой из которой работал свой учитель. Группа, которая занималась у меня, состояла из 10 человек, причем 7 из них – мальчики, 3 – девочки. Мальчики с девочками практически не контактировали, мальчики общались с мальчиками, девочки – с девочками. При посещении уроков учителей я заметила, что Размик, один из мальчиков, держался обособленно, практически ни с кем не общался, на уроках математики зачастую просто спал. Причем учитель на него ровным счетом не обращал никакого внимания: «Ну, спит себе парень – пусть спит». Я обратилась к учителю с вопросом: «Как вы допускаете у себя на уроках такое поведение?», на что получила довольно-таки предсказуемый ответ. Оказалось, что раньше Размик неплохо учился, но в середине 9 класса что-то произошло, и его совсем перестала интересовать математика.

Конечно, меня не устроил такой ответ, я решила дополнительно поинтересоваться, в чем дело. При проведении в классе социометрии учащимся были заданы вопросы: кого из вашего класса вы не взяли бы с собой в поход, не пригласили бы на день рождения и не назначили бы старостой. Ранее ученикам были заданы противоположные по смыслу вопросы. И я нисколько не удивилась, что все (двое учащихся никого не выбрали, в том числе и сам Размик) написали именно этого ученика. К тому же, исходя из ответов мальчика, его отношение к одноклассникам было аналогичным.

Из разговоров с учениками я поняла, что Размика в классе воспринимают как недалекого, плохо воспринимающего информацию молодого человека, при этом девочки считали его замкнутым и агрессивным. Его агрессию поначалу я почувствовала и на себе. Первые мои уроки в классе прошли без участия Размика в процессе обучения. Он также спал на уроках, ничего не хотел делать. Когда я просила продемонстрировать, что он написал за урок, Размик показывал несколько списанных с доски примеров, и я решила, что это нельзя оставлять без внимания, нужно что-то делать.

Вначале мне представлялось, что ученик не имеет никакого интереса к моему предмету, а причиной его некоммуникабельности считала сложный характер. Однако потом я поняла, что дело все в том, что учителя просто не уделяли должного внимания Размику. А он решил, что если его старания никто не замечает, то зачем ему мучиться? Отношение одноклассников ухудшилось, так как мальчик потерял интерес к учебе, а значит и к школе. А учителя постоянно подкрепляли отчуждение между учеником и классом, позволяя ученикам некорректно высказываться о нем. От одной девочки однажды я услышала слова, которыми была просто шокирована: «Да все учителя говорят, что он тупой». Однако при этом никто не задумывался о том, что если ребенок не хочет заниматься в школе – это не свидетельствует о его неспособности и бесперспективности!

На следующем уроке я вызвала Размика к доске, и он на удивление всего класса правильно и быстро решил сложное уравнение. В процессе урока я стала подходить к нему, спрашивать, как дела с решением примеров. Оказанное дополнительное внимание действовало на него явно благотворно. Весь урок он с энтузиазмом решал примеры, причем быстрее других учащихся, постоянно поднимал руку, чтобы продемонстрировать выполненную работу. Мне показалось, что ему нравится сам факт быстрого и правильного выполнения задания. Да, действительно, ему просто не хватало внимания. Так я стала вызывать его практически на каждом уроке наряду с остальными учениками, проверять его работы. После урока я подходила к нему, хвалила. И однажды спросила: «Размик, а почему же ты раньше спал на уроках, если ты все понимаешь и тебе интересна математика?». Его ответ был вполне предсказуем, он сообщил, что на уроках постоянно скучал, так как его присутствие или отсутствие в классе никого не волновало. Оказалось, что мальчику просто не хватало внимания.

Контрольную работу по пройденной теме Размик написал на «5-», вызвав удивление у всего класса. Ребята стали подходить, поздравлять, спрашивать, как у него это получилось? Ведь раньше выше «3» он не получал. А работа действительно была на «отлично». Я заметила, что ребята стали относиться к нему с большим интересом, уменьшилась его агрессивность, завязались нормальные отношения в коллективе.

Конечно, этот процесс был небыстрым, но в течение  месяца результаты стали заметны. Не знаю, что произошло после моего ухода, но при мне ситуация с Размиком постепенно налаживалась. В дальнейшем все будет зависеть от учителя, постоянно работающего в этом классе, от осознания им необходимости осуществления индивидуального подхода к этому ученику.

Могу лишь отметить, что улучшить ситуацию удалось не только благодаря верно выбранной тактике действий, но и вследствие того, что, как оказалось, класс неплохо относился к Размику, а он сам  не шел на контакт с ребятами, боялся быть отвергнутым. Стараясь установить с ним нормальные взаимоотношения, я неоднократно говорила о том, что ребята в классе вполне достойные, умные и интересные, что они хотят с ним общаться, но ему нужно развивать в себе коммуникабельность.

Вопросы

– Может ли учитель существенным образом изменить отношения ученика к школе, классу, учебным занятиям?

– В состоянии ли один учитель повлиять на восприятие конкретного ученика другими педагогами школы? А другими учениками класса?

– Какие вы можете предложить альтернативные способы влияния на мотивацию Размика к учению?

Просмотров: 2850