Кейс 3. Что делать с Дрозд Варварой?

Ольга Николаевна, классный руководитель 7 «а»  класса и учитель русского языка

Возникшая в моей ситуации проблема довольно широко распространена среди молодых учителей – это нежелание ученика выполнять требования классного руководителя и подчиняться принятым в школе правилам и нормам поведения.

Полтора года назад, в сентябре 2007 года, меня назначили классным руководителем тогда еще 6 «а» класса, заранее предупредив, что класс достаточно тяжелый, «вышедший из рук» педагога типично авторитарного, реагирующий только на резкие замечания и повышенный тон учителя. Информировали меня и конкретно о личности Дрозд Вари, уже тогда выделявшейся из общей массы ребят своим вызывающим поведением и самой низкой успеваемостью в классе. Однако в первый год моего классного руководства особых проблем у меня с ребятами не возникало, напротив, больше всего они боялись, что их вернут бывшему классному руководителю. Варя старалась держать себя в рамках приличий, что также не соответствовало моим представлениям о ней.

Однако с этого года все кардинально изменилось. Варе исполнилось 14 лет, и, по-видимому, посчитав себя уже достаточно взрослой, девочка отказалась выполнять мои требования, причем никак свой отказ не мотивировав. В школе введена форма – девочки носят жилет вишневого цвета, а мальчики – синего. Варя перестала носить форму, зная, что ее шаг вызовет конфликт классного руководителя с администрацией, кроме того, ее одежда с каждым днем становилась все более вызывающая – короткие майки, оголенный живот (при достаточно крупных размерах девочки), немыслимые салатового цвета ботинки и яркие кофты, в качестве сменной обуви – домашние тапочки в виде волчьих лап с когтями и ко всему этому длинные, ниже пояса волосы, которыми Варя отгораживается от внешнего мира на уроках.

В сумке девочка носит косметичку вместо учебников, что, естественно,  вызывает не совсем положительную реакцию учителей. Общественную работу Варе поручать нельзя: элементарный график дежурства сдавался в течение нескольких недель, после чего выяснилось, что девочка «забыла» вписать в него себя. Домашние задания выполняются не более двух раз в неделю, так как большую часть своего времени Варя отводит прогулкам со старшими ребятами. На уроках девочка сознательно нарушает дисциплину, может задать вопрос не по теме, к примеру: «Что будем делать сегодня вечером?». Учителям, особенно пожилого возраста, откровенно грубит: «Вас вообще не спрашивают!». Я пыталась разговаривать с Варей наедине, звонила ее родителям, однако наше мнение не является для нее авторитетным.

Такой образ ученицы 7 класса, естественно, не мог вписаться в представления о классном коллективе, и вопрос о поведении Вари не раз поднимался в кабинете директора в присутствии Вариных родителей. В этом волшебном месте Варя преображалась: перед директором стояла скромная плачущая девочка в школьной форме и клялась, что очередная ее выходка – это в последний раз.

В конце концов, проблема назрела настолько остро, что ждать уже было нельзя. Класс дежурил по школе, на строго отведенных постах ребята следили за порядком. Обходя в очередной раз дежурных своего класса, я заметила, что Варя с подругой пришла прямо перед звонком, с вызывающим видом прошествовала мимо меня (и мимо своего поста!), показывая, что у нее есть дела поважнее дежурства. На следующий день все повторилось. Дежурства для Вари не существовало, внешний вид девочки больше напоминал клубное снаряжение; последний каплей стали жалобы, посыпавшиеся на дежурный класс в лице Вари со всех сторон: в столовой хамит, в раздевалке бросает на пол чужие вещи, опаздывает на уроки, объясняя задержками из-за дежурства. Я в очередной раз попыталась убедить девочку, что такое поведение ни к чему хорошему привести не может. Ребята в классе Варю осуждали, но в лицо ей сказать свои мысли боялись. Родители только разводили руками, говоря, что ничего сделать не могут, что «у нее такой уж характер». Семья Вари многодетная, так что такое отношение родителей к старшей дочери я объясняю ранним отказом от ее воспитания и перенесением внимания на младших детей. Поэтому конечный результат – Варя такая, как сейчас – это воспитание улицей, склонность к агрессивному поведению, которая никак не пыталась сглаживаться, плюс нехватка внимания, вылившаяся в эпатажное поведение. Мне ничего не оставалось делать, как пригрозить Варе переводом в параллельный класс, где классный руководитель опытен и строг. Девочка снова сыграла слезное раскаяние, которого хватило ровно на 15 минут перемены, после чего все повторилось. На мой вопрос, не воспринимает ли Варя негативно меня лично, девочка ответила отрицательно. Однако из ее поступков вывод вытекает примерно такой.

На данный момент Варя переведена в 7 «б» класс с целью не наказания, а скорее, изменения условий вокруг нее, так как таким учащимся, на мой взгляд, необходим авторитарный стиль руководства. К работе с ней подключен психолог; в новом классе должен измениться и ее круг общения. В будущем я вижу два пути развития этой ситуации: либо Варя остается в 7 «б» классе окончательно, если лучше впишется в этот коллектив, либо возвращается в свой класс, осознав недопустимость своего поведения путем сопоставления отношения ребят к ней до перевода и после.

Просмотров: 421