Кейс 5. Домашний Маугли

Анастасия Ч., воспитатель детского сада

 

Основные участники описываемых событий:

Людмила Ивановна — воспитатель подготовительной группы компенсирующей направленности с большим опытом работы.

Ольга Евгеньевна — заведующая детским садом.

Иванова Лена, 6 лет — новая воспитанница подготовительной группы компенсирующей направленности. Педагогически запущенная девочка с уровнем развития двухлетнего ребенка.

Иванов Андрей Андреевич — отец девочки, рабочий, около 60 лет, трудолюбивый, но считающий, что ему достаточно материально обеспечить ребенка, не интересуется вопросами воспитания дочери.

Иванова Марина Петровна — мать девочки, страдает алкоголизмом, совершенно не интересуется ребенком.

Маша — воспитанница подготовительной группы компенсирующей направленности, подвижная, активная девочка.

В этой истории речь пойдет об обычном муниципальном дошкольном образовательном учреждении. Эта история началась еще в сентябре, когда заведующей позвонили из органов опеки и попросили помочь устроить Лену в детский сад. Отец девочки был постоянно на работе, а мать злоупотребляла алкоголем и ребенком не занималась. На все звонки из социальных служб она отвечала обещаниями записать ребенка в детский сад, но ребенок так и оставался дома. А девочке уже исполнилось 6 лет…

Заведующая детским садом, Ольга Евгеньевна, проанализировав ситуацию, предприняла следующие действия. Она стала каждый день звонить домой Ивановым, а также завела тетрадь, в которой фиксировала время звонка и краткое изложение беседы с родителями девочки. Ольга Евгеньевна неоднократно говорила с отцом Лены и объясняла ему, что такое нежелание матери водить ребенка в детский сад чревато дальнейшими психическими и умственными отклонениями для его дочери.

Наконец, спустя длительное время, заведующей удалось убедить родителей девочки в необходимости посещения детского сада, и Лену определили в подготовительную группу компенсирующей направленности.

По уровню развития девочка соответствовала двухлетнему ребенку. Лена внешне была также маленькой и худенькой, часто отказывалась от еды, вначале практически вообще не ела в саду. На вопрос, чем ребенка кормили дома, мама невнятно говорила про какие-то каши. Из ее ответов и общего состояния ребенка (внешнего вида, неправильного прикуса, неумения пользоваться вилкой и ложкой) воспитатели сделали вывод, что дома ребенка с большой долей вероятности кормили смесью из бутылочки.

Лена почти ничего не говорила, иногда лепетала что-то нечленораздельное, но очень хотела общаться со сверстниками. Своими действиями она напоминала маленького щенка, который бегает за всеми, тявкает, цепляется за них и этим неосознанно мешает. Детям Лена не нравилась. Они не хотели с ней играть, смеялись над ней. Особенно Лена не нравилась Маше, которая толкала девочку, обзывалась и дразнилась.

Сама Лена негативное отношение к ней других ребят только усугубляла. Желая общаться с детьми, но не зная и не понимая, как правильно это делать, она бегала за ними, дергала их, отбирала игрушки. Однажды Маша в очередной раз довольно сильно толкнула Лену, и та горько заплакала.

Воспитатель подготовительной компенсирующей группы, Людмила Ивановна, решила предотвратить дальнейшее развитие конфликта между Леной и детьми, в особенности Машей. Она каждый день беседовала с ними и поручала каждому ребенку по очереди помогать Лене.

Людмила Ивановна говорила: «Дети, Лена такая же как вы, только немного маленькая. Поэтому ей надо помогать так же, как вы бы помогали своим младшим братьям и сестрам». Как уже говорилось ранее, внешне девочка действительно была маленькая и худенькая. Поначалу воспитатель поручала детям простые задания — проследить, чтобы Лена пообедала, помочь девочке одеться на улицу, а потом раздеться перед сном, поиграть с ней. Через некоторое время дети стали помогать ей во время занятий. Постепенно все в группе приняли Лену, а бойкая Маша стала ее всячески опекать.

Однажды, заведующая детским садом, зайдя в группу перед прогулкой, увидела следующую картину. Дети уже вышли на улицу, а в раздевалке остались только Маша и Лена. Лена чем-то отвлеклась и задумалась. Маша стала ее поторапливать: «Одевай шапку, Лена!», а затем еще и подбадривать: «Молодец! А теперь одевай куртку!».

Людмила Ивановна огромное внимание уделила также работе с родителями других детей. Она им объяснила, что девочка сложная и ребята не должны ее отталкивать, а, напротив, нужно помочь детям ее принять.

Воспитатели занимались с Леной индивидуально. Девочке очень нравилось в детском саду, постепенно у нее стала появляться речь. На занятиях Лена составляла короткие фразы, складывала простые картинки.

В марте Людмила Ивановна и заведующая детским садом провели беседу с мамой Лены, рассказав ей об успехах дочери. У Марины Петровны вдруг проснулся интерес к собственному ребенку. Успехи дочери ей стали казаться неожиданными и огромными. Она стала водить ребенка в детский сад сама, покупать ей красивые платья. Марина Петровна посещала открытые занятия для родителей, где воспитатели объясняли, какие упражнения выполняют дети на занятиях. У нее появилось желание заниматься своим ребенком. Постепенно выяснилось, что у Лены хороший слух и чувство ритма. Она участвовала в утренниках: танцевала, старалась петь со всеми вместе.

По окончании выпускного года, специальной психолого-педагогической и медицинской комиссией было принято решение оставить Лену в подготовительной группе компенсирующей направленности еще на один год. И вновь была проведена работа с детьми и их родителями, и снова дети приняли Лену.

Конечно, Лена, несмотря на все усилия воспитателей, продолжала отставать, и после второго года обучения в подготовительной группе девочка поступила в школу на домашнее обучение.

***

Девочку, конечно, изначально очень сильно запустили родители. Однако можно предположить, что если мама в дальнейшем не потеряет интерес к ребенку, то Лена получит среднее образование и будет подготовлена ко взрослой жизни настолько, насколько это, вообще, в ее случае возможно. Воспитатели ей существенно помогли и, если бы родители не упорствовали, а привели ребенка в детский сад вовремя, то девочку можно было бы довести до уровня сверстников.

Вопросы:

  1. Что еще можно было сделать для Лены? Был ли другой выход из сложившейся ситуации?
  2. Сможет ли девочка когда-нибудь нагнать своих сверстников и вести нормальный образ жизни?

 

Просмотров: 574