Кейс 7. Как помочь Саше?

Елена Васильевна, классный руководитель 6 класса, учитель мировой художественной культуры, психолог

Фиксируя пропуски занятий учащимися моего класса за месяц, я обратила внимание на участившиеся прогулы Саши. Вообще-то Саша – мальчик спокойный, любознательный, активный на уроках. Любит математику, русский язык, физкультуру, историю.

В беседе с ним выясняю причину ухода с уроков, даже с тех, которые ему нравятся:

– Саша, почему ты ушел с истории? Посмотри, сколько у тебя пропусков. Что случилось?

– Голова болела.

– Почему не предупредил, и медик есть в школе… А с математики?

Саша молчит, смотрит в мои записи. Упорно продолжает молчать.

Я отпускаю его, понимая, что ничего таким разговором не добьюсь. Решаю пока не давить на Сашу, а присмотреться, понаблюдать за ним, побеседовать с другими учениками класса, учителями, выяснить причину ухода с уроков.

С ребятами я беседовала индивидуально, используя удобные ситуации (уборку в классе, ожидание друзей, оформление стенда в классной комнате). Я даже не ставила вопрос о Саше открыто, но всегда строила беседу так, чтобы получить информацию для анализа ситуации с Сашей. Мне не хотелось, чтобы ребята заметили мое пристальное внимание к нему, поскольку я не могла предвидеть последствий этих бесед для Саши и других детей.

Посещая уроки, я наблюдала за мальчиком. На занятиях он обычно исполнительный, аккуратный, но быстро устает, отключается. Не конфликтует с учителями, но болезненно обидчив. На справедливые замечания учителя реакция адекватная, если же в замечании скрыта несправедливая претензия, то замыкается, выключается из урока. Меня насторожило, что Саша всегда сидит один. Также я обратила внимание, что, когда Саша отвечает на вопрос учителя, Руслан, Игорь, Геннадий критикуют его вслух, высмеивают. Реакция мальчика на их замечания была очень болезненной.

Начала я свою работу с изучения межличностных отношений, мне была необходима ясная картина о настоящем положении Саши в коллективе класса. Анкетирование показало, что Саша отвергается классом и находится в самоизоляции. Получив такой результат, подтверждающий мои наблюдения, я решила в беседе уточнить ответы Саши.

– Саша, почему ты написал “ни с кем не хочу сидеть”, ты любишь сидеть один?

– Я хочу сидеть один, они забирают ручки, линейки, толкаются, дерутся.

– Кто? Неужели все?

– Да, все, я ни с кем не хочу сидеть.

– Хорошо, сиди один, раз тебе так хочется, только присмотрись, может, не все такие плохие, как кажется…

– Не хочу присматриваться, все они такие…

– Но, может быть, кто-то чаще обижает?

– Нет, все. Не хочу я быть в классе. Мне здесь нехорошо. Они смеются надо мной.

Прихожу к выводу, что в том, что контакт не получился, виновата я (спешила, была напориста). А Саша еще не увидел во мне друга, он воспринимал меня как учителя, который должен ругать за прогулы и эмоциональные всплески.

С учителями-предметниками работаю индивидуально. Наблюдаю за Сашей во время уроков. Отмечаю его работу на уроке, настроение, взаимоотношения с одноклассниками, учителями. Конфликт с учителями исключается: чрезмерного давления со стороны учителей нет. Хотя учителя истории, географии, математики отмечали внутреннюю напряженность мальчика, неконтактность, неорганизованность: иногда забывает школьные принадлежности, учебники, но это в реальных ситуациях взаимоотношений не приводит к разговору на повышенных тонах или преследованию со стороны учителей. Но все же кратко информирую о моих действиях, прошу помощи: не делать в адрес Саши целевых замечаний при всех в классе, найти повод похвалить его при всех, но так, чтобы все было естественно, а не наигранно.

В беседе с мамой тактично уточняю проблемы в области здоровья. У него действительно часто болит голова, повышена утомляемость. Также узнаю, что дома Саша тоже малообщителен, замкнут, свободное время проводит дома (что-то ремонтирует, мастерит).

На протяжении всего этого времени держу постоянно в поле зрения Сашу на уроках, переменах, внеклассных мероприятиях с целью сбора данных, подтверждения своих предположений. Саша чувствует себя в классе некомфортно, более сильные одноклассники задирают его.

Чаще всего обижает Сашу Руслан (он мальчик подвижный, очень раскованный, но не чувствует своей силы, поэтому часто игра у него перерастает в драку).

Руслан приходит в кабинет, садится на край стула, глаза у него тревожно бегают, явно ожидает разбора, наказания. Он мнет в руках вязаную шапочку, не может найти место ногам, густо краснеет, ерзает на табурете. Ему очень неуютно, но я выдерживаю паузу (убираю тетрадки со стола, книги). Мне хочется, чтобы он запомнил это чувство, вызванное ожиданием неприятности. Наконец начинаю:

– Спасибо, Руслан, что ты пришел. Мне нужна твоя помощь! Садись ближе ко мне, за стол.

Слышу вздох облегчения: “Пронесло”. Специально пододвигаю ему удобный мягкий стул. И опять небольшая пауза, мне необходимо зафиксировать состояние успокоения, расслабления.

– Знаешь, меня мучает одна проблема: почему Саша прогуливает уроки? Если у тебя есть время, помоги мне разобраться (конечно, у него есть время, конечно, он рад мне помочь). Смотри, сколько у него пропусков в этом месяце: математика, история, география. Как ты думаешь, почему он уходит? Может, он болеет?

Руслан улыбается и уверенно говорит:

– Да нет, здоров он! Просто он не понимает шуток. Кто-то что-нибудь ему скажет, а он ревет, психует и уходит.

– А почему над ним шутят?

– Шутят над всеми, но все смеются, а он ревет или обижается и уходит. Вот Вадиму жвачку на стул положили – он в ответ: “Как дам!”, а Саша заревел – испортили штаны.

– А ты не предполагаешь, что у Саши только одна пара брюк?

– Да ну, так не бывает!

– Да, конечно, шутка была не очень удачная. А почему во вторник с математики он ушел, тоже пошутили?

Руслан задумывается, опускает глаза, на щеках проступают красные пятна:

– Да играли мы, Генка его загонял, а я ловил, схватил легонько за руку, а он сразу: “Больно!” Пнул меня, а я…

– Саша слабее тебя, может, ты действительно сделал ему больно? А почему с физкультуры ушел, он же любит спорт?

– Это Генка спрятал его кроссовки. Я только посмеялся, да и то не сильно.

– А сегодня почему он ушел с последнего урока?

Руслан опускает глаза: сегодня он опять “поиграл” с Сашей.

– Правильно ли я поняла, что Сашу обижают все в классе, бьют, смеются?

– Да нет, не все: Гена, Влад, Игорь и…

– Так, а давай посмотрим на эту ситуацию с другой стороны. (Беру листок бумаги, рисую в центре значок “человек”.) Это – Саша. Рядом (рисую еще человечков) – учителя математики, географии, русского языка, уроки которых Саша пропустил. Все они недовольны: ушел с урока, не писал, не понял, не усвоил (изображаю недовольство каждого учителя стрелочкой, идущей от каждого учителя острием на Сашу). А это я (пририсовываю еще одного человечка), Елена Васильевна, я тоже недовольна, ругаю Сашу за то, что он ушел с уроков, и другие учителя жалуются мне на него. Я иду к его маме: “Почему ваш сын прогуливает?!” (Я специально выстраиваю свою речь в логике Руслана, который уверен, что учитель должен жаловаться родителям, ругать учеников и наказывать. Это сказывается его многолетний опыт подобного общения учителей с его мамой.) Как реагирует мама?

– Тоже ругает его. Может, и побьет (Руслан это по себе знает).

– А теперь посмотри, сколько стрелок: они означают, что все взрослые ругают Сашу. Как ты думаешь, как он чувствует себя?

– Думаю, не очень…

– Ну, это еще не все! Приходит Саша в класс, а здесь с одной стороны – Руслан, с другой – Игорь, Вадим. Смотри, что же у нас получилось. Как ты думаешь, легко ли Саше в классе?

Руслан молчит. Молчу и я. Пишу на листочке свой последний вопрос (краем глаза вижу, как краска стыда заливает лицо и руки Руслана). Неожиданно спрашиваю:

– Руслан, о чем ты подумал, когда я пригласила к себе на беседу?

– Думал, за что-то будете ругать.

– Как ты себя чувствовал?

– Плохо. Боялся.

– Теперь страх прошел?

– Да.

– А как ты думаешь себя чувствует Саша? Учителей боится, мама ругается, а еще Игорь…

– Плохо. Да не буду я его больше обижать.

– Хорошо, спасибо за помощь. Я верю, ты поможешь Саше в классе, не будешь его обижать, а когда и других остановишь. Я знаю, ты человек слова (и хотя это не совсем так, мне хочется поднять Руслана в его собственном ощущении, закрепить уверенность в своих силах и то чувство сопереживания, которое он ощутил, поставив себя на место Саши).

Руслан ушел, а я остаюсь со своими листочками и с чувством удовлетворения. Мне удалось “повернуть” Руслана к проблеме Саши, заставить его задуматься над последствиями своих собственных поступков, над тем, как они сказываются на самочувствии другого человека. Я помогла ему увидеть проблему Саши как важную и значимую и для самого Руслана, и он ощутил желание помочь решить ее.

Я понимаю, что мне, возможно, еще не раз придется разбирать “игры” Руслана и Саши, но теперь у меня есть союзник – сам Руслан, его способность поставить себя на место другого и почувствовать сопереживание.

Этот шаг, конечно, еще не решил всей проблемы Саши, впрочем, я это понимала с самого начала. Однако положение его в классе улучшилось. Руслан действительно не только перестал обижать Сашу, но нередко вставал на его защиту.

Чтобы одноклассники увидели в Саше человека ценного, значимую личность, необходимо было создать ситуацию, где бы он действительно был успешен, и ребята признали бы это.

С этой целью Саша был привлечен к постановке новогоднего мероприятия, где получил одну из главных ролей, которая помогла раскрыть его творческие способности. Отношение к Саше улучшилось.

В беседах с Сашей на тему его прогулов я обращала внимание на его поступки, на их результаты и на то, что Саша несет ответственность за свои поступки. Например, анализируя качество оценок, я провожу с ним индивидуальную беседу. Задаю Саше вопрос:

– Зачем ты ходишь в школу?

– Учиться.

– Что ты понимаешь под словом “учиться”?

– Читать, решать, слушать, узнавать новое…

– Саша, тебе действительно хочется этим заниматься или мама заставляет, учителя?

– Нет, мне хочется самому, я хочу читать, учиться решать задачи, слушать.

– Хорошо. Но ты хочешь, а на математику не ходишь, и в результате “2”. Почему?

– Не понял, как решать задачу.

– А как ты думаешь, почему не понял? Что мешало?

– Не знаю.

– Хорошо, давай вместе разберемся. Что вы делаете на уроке математики?

– Проверяем домашнее задание…

– Зачем?

– Как зачем?! Чтобы знать, кто не сделал.

– А зачем это знать?

– Чтобы “2” поставить, кто не понял.

– Так. Давай-ка подумаем. Значит, домашнее задание – это повторение того, что делали на уроке, кто не смог повторить, то есть что-то не понял, не смог выполнить домашнее задание. Так?

– Так.

– А что еще делаете на уроке?

– Объясняют новое.

– Так. А ты урок пропустил. Значит, не повторил старое и новое не услышал. А когда пришел, уже решали новые задачи, но ты ничего не понимал, а слушать, разбираться не захотел.

– Я же не был на уроке!

– А почему? Почему ты хотел услышать новое, научиться решать задачи, а сам при этом вдруг ушел с урока?

– Игорь ударил, линейку сломал, обзывался.

– А ты задумался, почему он тебя обижает? Он ведь не сильнее тебя (Саша молчит). И ты не слабее его, но Игорь наверняка знает: вот посмеюсь над Сашей, а он обидится и уйдет домой. Он уверен, что ты не можешь владеть своим настроением. А может, я не права, и ты боишься Игоря, что он тебя ударит, обидит?

– Нет.

– Ну и что же ты сделал, чтобы изменить ситуацию? Ушел, то есть убежал от неприятности. А она никуда не делась и ждет тебя завтра, послезавтра. Как ты себя чувствуешь, когда тебя обижают?

– Плохо.

– Хотелось бы тебе что-то изменить?

– Да.

– Что именно?

– Чтобы не приставали, не обижали, не забирали мои вещи.

– Как ты это собираешься сделать?

– Не знаю.

– А попробуй сначала пересилить себя, не уходи с урока, останься. А потом подойди ко мне, но не затем, чтобы пожаловаться, а чтобы вместе понять, что же произошло.

При анализе первой ситуации, когда Саша сам подошел ко мне, мы выясняли, как Саша себя чувствовал, когда сумел победить обиду, пересилил себя и остался. А при детальном разборе ситуации пришли к выводу, что и обижаться особых причин не было. Просто Вадиму нужен был карандаш, и взял он его у Саши без спроса. И что это проблема Вадима – он не умеет попросить, когда ему что-то нужно. А Саше показалось, что Вадим специально его обидел. В этом ракурсе причина обиды Саши в его собственных глазах сразу же теряет вес, становится очевидным, что он сам зависит от собственных обид. Таким образом, Саша нашел своего подлинного “врага” – обидчивость – и решил дать ему бой.

Теперь встречи по анализу ситуации по инициативе самого Саши у нас частые. И уже не только я ищу пути решения проблемы, но и сам Саша активен в этом. Он увидел и поверил, что сам может справиться с ситуацией, а нормализовавшаяся обстановка – лучшее доказательство того, что он на верном пути.

В настоящий момент вопрос прогулов Саши решен, он не пропускает уроки без уважительных причин.

Вопросы

– Что мне еще следовало предпринять для улучшения ситуации с обучением Саши?

– Считаете ли вы данную проблему решенной, или какие-либо нюансы ситуации остались для меня незамеченными?

– Какие вы видите дальнейшие перспективы обучения Саши в данной школе?

Просмотров: 1005