Кейс 9. Как не воспитать белую ворону?

Юлия А., педагог

Диме 5 лет. Он первый, желанный и любимый, ребенок в семейной паре Ларисы (33 года) и Игоря (34 года). Роды проходили тяжело, и уже в месяц невролог в детской поликлинике отметила слабый тонус мышц и неправильную форму черепа. К трем месяцам наметилось отставание в моторике и речевом развитии. Обеспокоенные родители показывали Диму лучшим неврологам Москвы, которые отмечали, что «ребенок нормальный, но очень слабенький, развивается по нижней границе нормы». А один из врачей сказал Ларисе и Игорю: «Вам нужно с ним постоянно заниматься, а то так и будет лежать». И вот тогда-то Лариса открыла для себя многочисленные методики раннего развития: грудничковое плавание в бассейне, треки для ползания, динамическая гимнастика, массаж, закаливающие процедуры – все методы были взяты родителями на вооружение для того, чтобы не допустить отставания сына. По ночам Лариса с интересом читала о развивающих методиках М. Монтессори, Г. Домана, Б.П. и Л.А. Никитиных, С. Лупан, Лены Даниловой. А днем занималась с Димой.

Родители купили спортивный комплекс для малыша, регулярно ездили в бассейн, гуляли в любую погоду. Стены квартиры украшали репродукции картин и развивающие плакаты, по углам стояли ведерки с сыпучими продуктами, тазики с водой, лежали пальчиковые краски и пластилин, книжные полки ломились от книг. В доме звучала классическая музыка и песни разных народов мира. И результат не заставил себя ждать. Дима стал преображаться буквально на глазах: к году он значительно окреп и по своему развитию уже опережал большинство ровесников.

И хотя к этому времени никаких проблем с отставанием ребенка речи уже, очевидно, не было, а все неврологические диагнозы были сняты, родители продолжили заниматься развитием Димы: и они, и малыш уже привыкли так жить, да и Дима впитывал новые знания как губка. Родители, наблюдая за ребенком, с гордостью отмечали, что Дима выгодно отличается от сверстников, превосходя их во многих аспектах. В то же время, они отмечали, что Дима практически не играет с детьми на детской площадке, предпочитая общаться с взрослыми, не любит играть дома один, а просит маму занять его, но списывали это на юный возраст.

Проблемы начались к трем годам, когда Диму отдали в детский сад. Адаптация проходила очень тяжело: Дима все время своего пребывания сидел в углу один и катал машинку или рисовал картинки, не шел на контакт ни с детьми, ни с воспитателем. Поначалу Лариса и Игорь не сильно переживали, ведь многим детям непросто вливаться в коллектив. Но шли недели, месяцы, а ситуация не менялась. Каждое утро начиналось одинаково: Дима просыпался очень рано и начинал плакать и канючить, что не хочет в сад. В саду держался отдельно от детей, не играл с ними в игры, с воспитателем также не был установлен эмоциональный контакт. Каждый день, приходя в сад за сыном, Лариса видела одну и ту же картину: 20 веселых детей носятся по площадке с громкими криками, а ее сын сидит один грустный в песочнице. «Мама, а ЗАЧЕМ они бегают», – спрашивал Дима. Лариса объясняла Диме про детские игры, про шалости и дурачество, но Дима не мог этого понять. Он привык играть в игры со смыслом, он ничего не мог делать «просто так».  То же Лариса видела и на утренниках в детском саду: в то время как другие дети водили хороводы, читали стихи и веселились, Дима сидел на стульчике и с недоумением смотрел на происходящее. Регулярные разговоры с сыном о том, как весело играть с другими детками и о необходимости дружбы, ни к чему не приводили. Дима неизменно отвечал, что хотел бы играть с ребятами, но не понимает, во что они играют, уж лучше он будет играть один или с мамой. Спонтанные игры мальчишек 3-х лет ему оказались недоступными. С воспитателем тоже не слишком ладил: на занятиях музыкой он сидел на стульчике, размышляя о чем-то своем, на рисовании или лепке делал все работы на свой лад, проявляя, с точки зрения мамы, творческий подход, а с точки зрения воспитателя, недопустимое игнорирование педагога. Обращение к детсадовскому психологу не дало положительного результата. Психолог сообщила Ларисе, что у нее «замечательный, очень умный малыш, который просто еще не влился в коллектив». Однако Дима продолжал плакать, радовался всем своим болезням и возможностям остаться дома. Через 6 месяцев такого хождения в детский сад у Димы начались невротические тики.

Родители забрали ребенка из сада, и только за несколько месяцев им удалось справиться с этой проблемой. Невролог объяснила родителям, что у их ребенка проблемы с развитием эмоционально-волевой сферы, и что это частая проблема среди детей, с которыми занимались ранним развитием. Высокий интеллект ребенка сочетается с низким уровнем социализации, неспособностью адаптации к окружающей среде, эмоциональной нечувствительностью (неспособен радоваться мелочам, так как в его жизни слишком много разнообразных развлечений).

Боясь ухудшения поведения ребенка и повторения невроза, но в то же время понимая, что общение ребенку необходимо, Лариса и Игорь временно определили Диму не в государственный сад, а в группу кратковременного пребывания в частный детский сад. В этом саду дети обучались в малочисленной группе (7 человек), с ними проводились различные творческие и обучающие занятия. В частном саду Диме нравилось: там было почти как дома, доброжелательные воспитатели постоянно давали интересные задания или предлагали развивающие игры. Дети были из схожих семей, и с ними Дима ладил. Родители радовались, что их ребенок наконец научился общаться в детском коллективе. И, через год пребывания в частном саду, когда Диме исполнилось 5 лет, решили вновь попробовать отдать ребенка в массовый детский сад.

К сожалению, ситуация в точности повторилась. С воспитателем Дима держался зажато, с детьми поладить не мог. В отличие от частного сада, где воспитатель практически полностью контролировал общение детей, помогая начать новую игру, договориться, сгладить конфликты, здесь надо было действовать самому. Дима оказался не готов к неудачам: он крайне тяжело переживал, когда дети не принимали его, когда не хвалил воспитатель. В первый же день его толкнул одногруппник Вася, Дима никак не ответил, долго думал. Через час, когда Вася уже и забыл о случившемся, подошел к Васе и начал узнавать у него, почему тот его толкнул, чего он хотел добиться. Вася только рассмеялся в лицо, обозвал Диму дураком, толкнул еще раз и убежал. После этого Дима несколько дней обдумывал ситуацию, узнавал у мамы, почему Вася назвал его дураком, ведь он «умный». Понять такое детское спонтанное общение Дима не способен. Гуляя с сыном на детской площадке, Лариса пытается помочь ему наладить общение с детьми. Она начинает какую-то игру, но как только кто-то из детей нарушает правила, начинает просто дурачиться, Дима не может перестроиться и уходит.

Лариса и Игорь находятся в смятении. С одной стороны им очень жаль ребенка, хочется вновь вернуть его в частный сад, где ему будет комфортно. Но не приведет ли это к еще большей оторванности Димы от большинства его сверстников? Готов ли он будет пойти в обычную общеобразовательную школу? С другой стороны, они хотят попробовать продолжить посещать обычный садик, надеясь, что Дима все же сможет найти свое место в детском коллективе, но боятся повторения невроза. Психолог выступает за обычный сад, невролог – исключительно за частный. Родители не знают, как им поступить.

В этой неоднозначной ситуации я бы посоветовала родителям прислушаться к мнению невролога. Слишком велика цена риска, ведь неизвестно, к каким неврологическим проблемам приведет постоянное пребывание маленького ребенка в некомфортной для него среде. Скорее всего, ребенок изначально был по своей природе интровертом, а раннее развитие лишь усилило его замкнутость. Поэтому, мне кажется, что пока правильнее все же посещать малочисленную группу в частном саду, ждать, когда окрепнет нервная система и подрастут ровесники – тогда с ними проще будет найти общий язык. А параллельно можно посещать спортивную секцию (нужен командный вид спорта), групповые занятия с психологом, чаще ходить в гости к семьям с детьми и приглашать их к себе в гости. Возможно, появление второго ребенка в семье так же могло бы положительно отразиться на Диме. Надеюсь, что, с возрастом Диме будет проще найти свое место в коллективе.

 

Вопросы для обсуждения:

  1. Что бы вы посоветовали родителям в сложившейся ситуации?
  2. Считаете ли Вы, что родители виноваты в социальной дезадаптации Димы или это проявление характера ребенка?
  3. Было ли в данном случае раннее развитие ребенка на пользу или во вред?
  4. Необходима ли действительно ориентация на средний уровень развития?

Просмотров: 560